Окт 23

Александр Беркетов:«Вместо Прокопенко зашли крепкие ребята: «Или вы играете, или мы вам зубы пистолетами повыбиваем»

В это трудно поверить молодой поросли болельщиков! 20 лет назад волгоградский «Ротор» боролся с московским «Спартаком» за чемпионство. На протяжении нескольких сезонов команда с берегов Волги была на лидирующих позициях в российском футболе. Выигрывала серебро (дважды), бронзу, играла в финале кубка страны и по материальному обеспечению не уступала столичным примам, а имена Олега Веретенникова и Владимира Нидергауса не сходили со страниц газет и экранов телевизоров (Всемирная паутина в те годы была доступна лишь избранным). Каким же образом «Ротор» оказался на задворках? Почему в Волгограде до сих пор не могут возродить славную команду? Эти темы попытался раскрыть один из лидеров «Ротора» 1990-х Александр Беркетов.

 

В Екатеринбурге охранник ночевал в номере Веретенникова

— 1990-е годы, когда вы начинали играть, было время тяжелое?

— Я вообще вырос в бандитском районе Волгограда, так там проблемой вообще было до тренировки дойти, чтобы тебе по башке не дали. Во многом из-за этого рано переехал из дома в спортивный интернат. С восьмого класса у меня уже практически началась самостоятельная жизнь — школа, тренировка, школа, тренировка. Ни о чем больше не думали.

— Ваш первый тренер в «Роторе» — Владимир Сальков.

— Он мне вообще говорил, что я в футбол играть не буду. Президент Владимир Горюнов рассказывал, что Сальков называл меня тихоходом. Хотя в то время я играл и в молодежной, и в олимпийской сборной. В состав начал проходить только при Викторе Прокопенко, который в 1994 году сразу же выпустил меня в «основе» «Ротора» в Ставрополе, в матче с «Динамо» (игра завершилась 0:0. — «Спорт День за Днем»), уже в 18 лет. Он открыл мне путь в большой футбол, за что я благодарен ему.

— Прокопенко, как и любой одессит, любил пошутить.

— Юмор всегда был при нем. Помню, как-то сыграл плохо игру, вторую. Прокопенко говорит: «Еще раз так сыграешь, в следующий раз выйдешь на ’’мархуев день’’!». Я голову ломаю, что за день, может, праздник какой церковный, он ведь был верующим человеком. Спрашиваю: «Евгеньич, а когда этот ’’мархуев день’’?». Отвечает: «Да … его знает!»

— Ну а жесткость мог проявить?

— По этой части больше Горюнов был. Как сейчас помню, в 1996 году играем с «Уралмашем», проигрываем после первого тайма 0:1. Вместо Прокопенко в перерыве к нам зашли крепкие ребята со словами: «Или вы играете, или мы вам зубы пистолетами повыбиваем». Выиграли 2:1. Сейчас рассказываешь игрокам молодым — не верят, что такое может быть. Саня Грязин (экс вратарь «Сатурна». — «Спорт День за Днем»), который в Раменском играл, рассказывал, что команду в лес вывозили, ставили вратаря между деревьев и говорили: «Давай, сейчас мы будем стрелять; если хороший вратарь — будешь пули ловить». Такие были времена.

— Горюнов был депутатом Государственной Думы. Это помогало «Ротору»?

— Тогда в Волгограде был губернатор Иван Петрович Шабунин, при котором и случился расцвет команды, за счет этого и деньги в клубе появились. А Горюнову потом аукнулась его работа в Думе, когда он перестал быть депутатом, а все еще думал, что может что-то решать. К тому времени он уже со всеми переругался, и команда пошла вниз.

— Как образовалась тройка Веретенников — Нидергаус — Есипов?

— Заслуга Горюнова. Лично ездил за всеми игроками. Кстати, в того же Есипова Сальков тоже не верил. Про него, наоборот, говорил: «Быстрый, но без головы». Когда я пришел в команду, у нас была задача отобрать мяч и закинуть его вперед на этих ребят. Есипов пробежит, даст на Немца (Нидергауса. — «Спорт День за Днем»), тот обыграет двоих и забьет. А если штрафной ближе 25 метров, тоже можно было идти к центру — Веря (Веретенников. — «Спорт День за Днем») такие забивал через один.

— В «Уралмаше» не простили Веретенникову переход в Волгоград?

— Приезжали на квартиру бандиты из Екатеринбурга, баллончиком прыснули и избивали металлическими прутьями. Били целенаправленно по ногам, он рукой защищался, сломал ее в двух местах. Конфликт еще долго не могли уладить, и самым экстремальным для нас был выезд в Екатеринбург, где в отеле около каждого номера нашей команды ночевал охранник, а с Веретенниковым даже в номере был. 

Пушка у Веретенникова была что надо!

— Помню, играем в Манчестере в Кубке УЕФА (осенью 1995-го «Ротор» по итогам двух встреч, 0:0 — в Волгограде и 2:2 — на «Олд Траффорд», сенсационно выбил из турнира МЮ. — «Спорт День за Днем») Веря со штрафного как лупанул в «стенку» — прямо в Гари Паллистера. Тот потом минут тридцать на поле ляжку растирал, еще и следы от кубиков мяча остались. У нас в чемпионате при крупном счете в пользу «Ротора» назначали штрафной в ворота соперника, а ребята из «стенки» кричали: «Веря, лучше в ворота забрасывай, чем в ’’стенку’’!»

— Почему Веретенников так и не заиграл в сборной?

— Из-за того, что не перешел в «Спартак». Его даже вызывали в сборную специально, чтобы переговоры вести. Веря понимал, что в «Роторе» все играли на него, а в «Спартаке» другая игра — «стеночки», забегания. Во всех национальных чемпионатах лучший бомбардир играет в сборной. Кто два года назад знал Джейми Варди, например? А у Вери, к сожалению, не получилось.

 Какие отношения у вас были со спартаковцами, с которыми соперничали за золото?

— Общались. С Рамизом Мамедовым, Андреем Пятницким, покойным Ильей Цымбаларем и другими ребятами. Раньше же после выездной игры соперники оставались еще на ночь. И две команды собирались вместе и отдыхали, что тут скрывать. И все конфликты, которые были в игре, тут же забывались. Да мы и с Радимовым сколько друг друга «гасили» на поле. А после игры пока до раздевалки дойдешь, уже все нормально.

— Алексей Бахарев не раскрылся в «Роторе» из-за проблем с режимом?

— На самом деле я способствовал его переходу из «Спартака», знал его по сборной.

— ?

— И чувствовал ответственность за его переход, тем более Горюнов и Прокопенко поручили вести за ним контроль. Друзей вокруг него было много нехороших, которым он нужен был, только когда с деньгами «дружил». А сейчас где они? Бывало, занимал денег, спрашиваю: «Куда?» — «На свидание с девушкой». Отпускал, но предупреждал, что утром проверю на алкоголь. Один раз попросил денег в долг, одевается, и тут раз — в кармане находит 3000 долларов, про которые забыл. Отдает 200 долларов, которые я ему дал: «Сегодня дышать на тебя не буду». (Смеется.) Гулял, но на игры пьяным не выходил. На тренировки мог прийти с бодуна, но у кого из нас такого раньше не было?

— Горюнов рассказывал, как быстро решал жилищные вопросы игрокам.

— Если честно, то во всех командах такое было. Если человек с семьей, ему давали квартиру. Тому же Веретенникову в «Уралмаше» тоже дали квартиру, в Ростове предлагали квартиру. Да, Горюнов сделал ему еще лучше условия, но надо было как-то мотивировать человека. Хорошие времена в «Роторе», кстати, были три года кряду — с 1994-й по 1996-й. А с 1997 года мы получали зарплату один раз в год. — Это как?— Те, кто уходил из команды по ходу сезона, вообще ничего не получали, потому что и контрактов-то не было нормальных. Я по контракту получал 500 рублей, пачка сигарет тогда стоила 130 рублей. Но все ждали февраля, знали, что дадут зарплату на весь год, причем за прошлый. Единственное исключение — премиальные, которые нам платили за победы.

За второе место выплатили по 30 тысяч долларов, а за первое обещали по 90 тысяч!

 

— Пожалуй, главный вопрос из волгоградской темы: почему «Ротор» так и не выиграл чемпионство? Ближе всего вы были к цели в 1997 году.

— Сложно сказать. Нас обвиняли в том, что мы сдали матч за первое место со «Спартаком». Ну бред же. Тогда просто ситуация перед матчем была не в нашу пользу. Нам нужна была победа (красно-белые за тур до финиша опережали «Ротор» на два очка. — «Спорт День за Днем»), а мы больше любили играть от обороны. И мы играли не в свою игру. Да и «Спартак» перестроился и отдал нам инициативу в первом тайме. Нам за второе место выплатили по 30 тысяч долларов, а за первое обещали по 90 тысяч! О какой сдаче могла идти речь?

— А что за история про судью в Новороссийске, который бегал от вас по полю?

— Да было дело, осенью 1996-го. Мы тогда боролись за чемпионство со «Спартаком» и «Аланией». Боковой арбитр нас тогда хорошо «причесал» — гол не засчитал чистый. Когда отменил гол, подбегаем к нему, а от него перегаром. Потом гонялись за ним после финального свистка, хотели на медицинское освидетельствование отвести. Но хозяева его с помощью милиции каким-то образом вывезли со стадиона. Игра завершилась вничью, а если бы победили в том матче, то обошли бы и «Спартак», и «Аланию».

— С Горюновым вы расстались плохо?

— Ну а как еще, если он выгнал меня из команды из-за какой-то ерунды? После очередного выезда собирает ребят и говорит: «С Беркетовым мы прекращаем сотрудничество!» И потом при всей команде заявил, что я чуть не продал Павлюченко и Романова в ЦСКА. О чем с этим человеком можно было говорить? И потом, что он сделал с волгоградским футболом? Уничтожил, не оставил ничего — продал стадион, герб, только базу себе оставил, которая лишь два месяца назад снялась с государственного обеспечения.

— Есть шансы реанимировать волгоградский футбол?

— При нынешнем губернаторе — никаких. У него сейчас две советчицы — Татьяна Лебедева и Елена Исинбаева. Они же горем обиженные, в 1990-е годы легкую атлетику вниманием обделяли, а сейчас отыгрываются на футболе. Только у нас такое может быть. Команда идет на первом месте, претендует на выход в ФНЛ, губернатор собирает руководство и отчитывает за то, что в команде играют пять иногородних футболистов. Это нормально? Ему говорят: «Есть наши опытные воспитанники, могут помочь». «Ок, берем, зарплата 20 тысяч устроит? Это же наши ребята, патриоты». Смешно, да? Тот же Андрей Бочков, который тут в «Тосно» выступал, поедет за 20 тысяч к себе домой играть?! Как могут Лебедева из Стерлитамака и губернатор Андрей Бочаров, работавший в Брянской области, рассказывать про патриотизм волгоградцев? Правды же все боятся, поэтому и меня, и Веретенникова отодвинули от команды.

— Кто сейчас руководит «Ротором»?

— Тренер, который сейчас в команде, Лев Иванов, вместе с президентом «Ротора» (его отцом) на нас с Веретенниковым в ФСБ и полицию подали заявление, что мы угрожаем его жизни и жизни членов его семьи. Нас вызывали на допросы. Оперативники, конечно, посмеялись.

— Сейчас же в Волгограде строят стадион, на котором будут проводиться матчи ЧМ-2018?

— Да, и самое интересное, что стадион строят футбольный, а Исинбаева с Лебедевой хотели из него сделать легкоатлетический, с дорожками. Им отдали несколько лет назад в Волгограде стадион «Монолит» под легкую атлетику. Там — тишина, ничего не делается! А тут хотели за федеральные деньги под чемпионат мира по футболу слепить легкоатлетический стадион. Хорошо им вовремя сказали «стоп!» и не дали этого сделать.   

— Вам удалось поработать в ЦСКА с Валерием Газзаевым.

— Помню, играли с «Пармой» на Кубок УЕФА, пропускаем гол от румына Адриана Муту на последней минуте и вылетаем из турнира. Заходит в раздевалку Газзаев, берет два зеленых твердых яблока и как соковыжималка их руками давит! Так не любил проигрывать. В гневе это был не Газзаев, а настоящий «аватар».

— Ваш дебют за ЦСКА вышел не праздничным — это как раз матч в Махачкале с «Анжи», после которого не стало Сергея Перхуна.

— Я первый бежал на тот мяч, Сережа крикнул и первым хотел сыграть, но столкнулся с Будуновым. Будун переживал, конечно, приезжал потом на панихиду в Москву. Сергей же сначала очнулся, и вроде как с ним хорошо все было. Уже потом, в аэропорту нам сказали, что Серега впал в кому. Команда переживала, да и Павел Садырин тоже, для него Перхун как сын был, он сам его из Днепропетровска привез. Если бы Серега остался с нами, то играл бы на уровне Акинфеева. А вот Игорь, возможно, шанса не получил бы.

— Как у Акинфеева получилось стать основным вратарем в таком юном возрасте?

— Первым номером был Веня Мандрыкин, а Акинфеев еще в школе учился. Газзаев возьми и брось его в самое пекло — поставил на игру в Самаре. А Игорь — с характером, в той игре взял пенальти от Андрея Каряки, выручал. На следующей игре Газзаев ставит Мандрыкина с какими-то аутсайдерами. Проходит неделя — снова игра, какое-то дерби, и Газзаев ставит юного Акинфеева, и тот играет «на ноль». Сам Мандрыкин после этого подошел к тренеру: «Георгич, не надо экспериментов, он лучше меня на данный момент». Игорь тогда занял пост № 1 и до сих пор его не отдает.

В записи нет меток.
Отстой!Круто! (Еще не оценили)

Отзывов нет

Пока что никто не оставил отзывов… Вы вполне можете стать у меня первым ;)

Адрес для трекбека

Комментарии закрыты…